Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:18 

Условности бытия. Часть.11

Mai_Sinner
Love is an irresistible desire to be irresistibly desired.
Автор: Mai_Sinner
Бета:Hartwig Neumann
Фэндом: Железный человек / Iron Man
Персонажи: Тони Старк и пока не определено кто еще
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Джен, Ангст, Юмор, Экшн (action), Повседневность, Hurt/comfort, Эксперимент
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе написания
Описание:
Жизнь, это то что каждому дается по-разному. Кому-то много, а кому-то не очень. Кому-то легко, а кто-то должен сильтно постаратся что-бы выжить. А разница лишь в том что, кому-то просто чуть больше улыбнулась судьба.
Публикация на других ресурсах:
Врядли кому-то понадобится этот бред.
Примечания автора:
Это чисто экспримент.

11. Подарок
Похмелье, как известно, штука очень неприятная. Для Тони Старка оно было частым гостем и даже товарищем. Гений попытался разлепить тяжелые, словно свинцовые веки, но те объявили мужчине бойкот. А пить хотелось. Очень. Воды, да побольше. В процессе слезания с, казалось, бесконечно огромной кровати, Тони успел налапать как минимум три обнаженных женских тела. Свалившись, наконец, с ложа Старк подумал, что все-таки пить столько не было нужды, так как он опять забыл почти весь вчерашний вечер и ночь. Правда, судя по ноющим мышцам он провел эту ночь вполне плодотворно: пол, замусоренный пачками от презервативов и женской одеждой был тому подтверждением.
Старк, пошатываясь, направился в сторону кухни, попутно оценивая масштабы вчерашней ночи. В гостиной гений насчитал еще четыре мирно посапывающие, кто на диване, кто и вовсе на коврике, девушки. Эти были раздеты лишь на половину, и, судя по живописной пирамиде из бутылок, они нашли себе занятие в то время, пока их коллеги вкалывали в спальне миллиардера. Тони отстраненно подумал, что теряет форму.
Только осушив три больших стакана воды, гений задумался о том, что в доме слишком тихо. Уже было около 10-ти утра, а ни Джарвис, ни Пеп не попытались его растолкать. Мало того, индикатор активности виртуального дворецкого всегда мигающий на главном мониторе, и вовсе был выключен. Но, размышлять над столь сложными вещами Старку в данный момент было больно и лениво. Ничего особо удивительного в том, что его никто не будит, если подумать, нет. Было Рождество – это раз. Джарвиса наверняка он сам отключил – тот, видимо, пытался взывать к разуму хозяина и мешал приятно проводить время – это два. Тони частенько так делал. А Пеппер наверняка все еще была у родителей – это три.
Слегка придя в себя мужчина вызвал службу охраны и та быстренько выпроводила сонных и ничего не понимающих девушек из Башни. Красавицы дулись, и порывались устроить истерику, но утешительные подарки в виде дорогущих духов для каждой разрулили ситуацию. Помнится, Тони надоело выслушивать недовольный ор и истерики партнерш на ночь и он обратился за советом к Пеп. Поттс тогда долго подкалывала шефа, но все-таки сжалилась и посоветовала дарить дамам что-нибудь на память, чтобы тем было не так обидно. В итоге и девушки оказывались довольны, и Тони сохранял целостность нервной системы.
Есть не хотелось абсолютно. Было даже желание пойти поздороваться с белым другом, посредством объятий и поцелуев, но, выпив пару таблеток от похмелья, мужчина решил отложить столь важную встречу на следующий раз. Его еще ждали подарки, маленькой трехметровой горочкой высившейся у елки. Несмотря на то, что гений был приверженцем новых технологий, елка у него в квартире была самая настоящая. Зеленая красавица приехала к миллиардеру с Тайги. И плевал гений на все лозунги и проекты Гринписа.
Подарки Тони дарили в основном деловые партнеры - близких друзей у Старка было очень мало - так что под разноцветной бумагой обычно скрывались какие-нибудь коллекционные книги, галстуки, запонки с бриллиантами и всякая остальная дорогая дребедень. В общем то, что по мнению глав компаний и посольств могло ублажить миллиардера и привлечь его внимание. Тони сразу отсортировал подарки Пеппер и Роуди. Те, в отличии от деловых партнеров, предпочитали подписывать подарки ручкой, а не печатать штампом на карточке.
Пеппер, прекрасно зная Тони и его манию к спонтанным изобретениям, подарила ему новую чашку с подогревом и пачку уникального кофе. Такой кофе можно было купить лично только у одного человека в мире - почтенных лет состоятельного владельца кофейной плантации из Эфиопии. Сорт кофе, подаренный Тони, был настолько редким, что фактически считался легендой. Упомянутый магнат выращивал его исключительно для себя, и выкупить немного сего сокровища можно было только заплатив весьма солидную сумму, плюс ко всему он продавал его только избранным. Пеппер была одной из них. Помощница, будучи в командировке, наткнулась на этого бравого старичка в одном ресторане и тот был очарован мисс Поттс настолько, что будучи всю жизнь холостяком, впервые серьезно задумался о женитьбе.
Роуди, будучи лучшим другом и в тоже время лучшим собутыльником, отделался бутылкой хереса 1775-го года - Херес de la Frontera. Тони положил на эту бутылку глаз, приехав с дружеским визитом к премьер-министру Испании. Они с Роуди тогда два часа бродили по винным погребам, проводя своеобразную ревизию алкогольных запасов.
Остался еще один подарок. Он кардинально отличался от всех остальных: небольшие размеры, скромная упаковка, вместо карточки или дорогой открытки – просто подпись получателю маркером. Под оберточной бумагой оказалась электронная рамка для фотографии. На экране был прилеплен бумажный стикер с надписью: «Включи». Тони с интересом повертел рамку в руках. Прозрачные экран, простая металлическая рама. Рамка была очень похожа на его собственную с фотографией отца. Только там Старк использовал другие материалы, отчего она была тяжелее.
Тыкнув пальцем по экрану гений нетерпеливо сорвал стикер. Один раз мигнув экран высветил фотографию. Тони изумленно поднял бровь. На фото был он, Пеппер и Роуди. Пеппер дремала на диване, Тони клевал носом у его подножия, а Роуди уютно посапывал на коврике. Выглядело все это настолько мило и по семейному, что у гения в горле застрял какой-то противный ком. У Тони было мало воспоминаний, которыми он дорожил, а за такое воспоминание он бы отдал все на свете. Но, к сожалению, этого момента он не помнил – тогда, две недели назад, он в очередной раз напился. Хоть и трудно было признать, но даже он, великий Тони Старк, мог испытывать что-то похожее на то, что обычные люди называют тоской и одиночеством. От невеселых мыслей гения отвлекла все та же рамка, призывно мигающая экраном. Фотография погасла и на ее месте высветилась надпись: «Старк, ты, конечно, великая сволочь, но в Рождество я прощаю тебе все твои выходки, и желаю тебе найти свое счастье. То, что ты мнимо принимаешь за него – ничто, по сравнению с ними. Так что не потеряй.». Подписи не было, но миллиардер сразу понял, от кого это.
Посидев минут 10 и разглядывая подарок от Алекс Тони пришел к решению, что надо бы сходить проведать помощницу. Ну, во-первых, Рождество как никак, а во-вторых антипохмелин подействовал и хотелось есть. Старк справедливо полагал, что там его накормят. Да, именно из-за еды ему хотелось пойти в гости к своей помощнице, а не из-за противного тянущего и непонятного чувства, которому Старк никак не мог дать название. Это не иначе как последствия вчерашней ночи и непомерного количества токсинов в организме. Пить надо меньше. «Все, с завтрашнего дня пью в два раза меньше! Нет, со следующего месяца. Бросать нужно постепенно.»
Бесцеремонно открыв дверь запасным ключом Старк зашел в темную прихожую. Квартира помощницы была меньше его собственной примерно в три раза, но по планировке они были идентичны. Так что, пройдясь по помещениям без особых задержек и даже не постеснявшись сунуть нос в ванную, Старк озадаченно почесал затылок. Александры нигде не было. На тумбочке около кровати стояла кавалькада из лекарств, прописанных девушке. Гения аж передернуло от их количества. В холодильнике аккуратно сложенные и завернутые в ожидании своего часа стояли котлеты. И вообще квартира выглядела уж больно пустой. Несмотря на праздник, мужчина не увидел никакого убранства или украшений. Даже елки и той не было. На столике у дивана стояла чашка с недопитым чаем, а на полу валялся телефон. Инвалидное кресло сиротливо стояло у окна, спинкой к последнему. Мужчина насторожился. Лаборатории он самолично вчера утром закрыл на обычный железный, но очень крепкий замок, помня пристрастие девушки там ночевать. Так что этот варианте подходил. Мистика какая-то. Хотя нельзя было исключать то, что помощница просто вышла прогуляться. На улице как раз выпал снег. Ну, или к друзьям пошла - у нее же есть корсет.
Вернувшись на свой этаж Тони наконец включил Джарвиса. Виртуальный дворецкий замигал голограммами и окном загрузки данных.
- Доброе утро, сэр.
- И тебе не хворать. Что я вчера творил? – засовывая в шкаф кое-как сложенную одежду, поинтересовался гений.
- На балу, судя по видео с YouTube, вы искупались в фонтане, предварительно наполнив его шампанским.
- А я-то думал, почему одежда липкая… - хмыкнул гений.
- Потом, по прибытию домой, отправили на праздник весь персонал башни.
- Так вот почему охранники такие запухшие сутра пораньше, – глубокомысленно почесав подбородок заметил Старк.
- Все остальное я комментировать не буду, но во время третьего «захода» сработал датчик мисс Алекс для вызова врачей, и вы меня отключили. Как вы выразились « Эта сирена мешает расслабляться».
Старк от неожиданности выронил бритву. Где-то на заднем плане играла мелодия звонка Пеппер.
***
Алекс сидела на диване в темной квартире и пила крепкий черный чай. На часах 03.17. За окнами падал снег, шумел ветер. Где-то пятью этажами выше ее шеф ломал кровать с парочкой, а может и парой-тройкой моделей. Но Алекс было все равно: в последние несколько дней ее мучила бессонница, которую Александра пыталась лечить работой. Работа всегда успокаивала, отвлекала от дурных мыслей и переживаний, а в такой лаборатории вообще можно было забыть обо всем на свете. О том, что ты одна, о том что жизнь страшна, о том что твой шеф идиот… Ну об этом забыть было трудно, ведь Тони постоянно над душой со своими шуточками и подколками. Но, почему-то именно эти шуточки заставляют улыбаться даже сквозь боль в груди. Видимо, забота об этом большом ребенке хоть немного привязывает к жизни. Чтоже он есть будет, скажите на милость? А если бы не новенький сплав брони, давно бы в больнице валялся.
Девушка прыснула в чашку, представляя Старка, всего забинтованного как мумию.
А вспомнить их попойку с Роуди! Тони тогда заплетающимся языком вызвал к себе Алекс, чтоб та приготовила им мохито с огнем. И плевал он на все отговорки про то, что помощница никогда спиртное в руках не держала, что уж говорить о его смешивании.
На шум, или скорее с подачи Джарвиса прибежала Вирджиния. Поругав мужчин минут десять рыжая махнула на этих оболтусов рукой и села пить с Алекс чай. Чуть позже, когда Алекс вышла минут на десять, уставшая от работы секретарша задремала на диване. При чем оба зачинщика попойки уже давно сопели в две дырочки. Сильвертон тогда поразилась насколько естественно смотрелась эта картина. Тони, мило причмокивающий и дремавший у подножия диванчика, казался младшим в этой «семейке», хотя и был старше остальных, Роуди, словно старший брат, уставший развлекать малышню, подложив руку под голову сопел на коврике рядом. И Пеппер, как умная старшая сестра, присматривающая в отсутствии родителей за младшими, на минутку прикрыла глаза и незаметно уснула. Алекс тогда, не задумываясь, нашла у Тони в шкафу фотоаппарат и это все сфотографировала. Мало ли.
Наблюдая за Старком и общаясь с Пеппер девушка уже давно поняла, что Тони не был таким большим эгоистом, каким хотел казаться. Он просто был невнимательным и чересчур избалованным. К своему же делу он подходил со всей отдачей и душой. Да, он ехидничал, да, мог оскорбить, но лишь потому, что не умел иначе. У Старка было свое мировоззрение, и переделывать его было трудно, если не бесполезно. Хотя, как замечала Пеппер, сейчас он стал относится к людям намного лучше. Именно поэтому девушка и решила помочь шефу с подарком. Алекс знала, что ни Тони, ни Пеппер больше не горят любовной страстью друг к другу - Поттс не раз об этом рассказывала - но Александра все равно хотела, чтобы Старк научился быть человеком. Это стало прям-таки навязчивой идеей. Девушка видела, что из-за своего упрямого и дурного характера миллиардер несчастлив, и, не смотря на раздражение, которое Тони в ней вызвал, Алекс искренне хотела помочь. Не потому, что ей было что-то нужно в ответ, а потому, что она любила помогать людям.
Сейчас, сидя в одиночестве в темной комнате, девушка отчетливо понимала, что нельзя быть полностью счастливым, только лишь отдавая.
POV Алекс.
Это Рождество, как и предыдущее, прям полно радостью и весельем. Обхохотаться, как весело сидеть одной в пустой квартире и надеяться, что про тебя кто-то вспомнит. А, собственно, кому про меня вспоминать? Мама давно уже на небесах, дядя во Франции. Стен моего телефона не знает. Вот и все.
Идти на вечеринку, на которую тебя не пригласили, глупо. Тем более, в чем я туда пойду? Глупо. Все глупо. И этот праздник тоже глупый. Зачем его придумали?! Чтоб дарить друг-другу подарки, есть всякую вкуснятину, смеяться и веселиться с друзьями и семьей? А если нет ни семьи, ни друзей?! Смысл тогда праздновать, если некого обнять и сказать «Веселого Рождества!». Зачем наряжать елку, если делаешь это в одиночку? Зачем готовить вкусную еду, если некому ее попробовать? Глупо, глупо…глу…
Конец POV
Девушка судорожно вздохнула. Сердце тяжелыми глухими ударами отдавалось в горле. Браслетик на руке замигал, но спустя минуту перестал подавать признаки жизни. Нанятые врачи как раз уехали на вечеринку. Тяжело дыша Алекс подтянула к себе телефонную трубку лежащую на столе и трясущимися пальцами набрала ненавистный номер скорой помощи. А а своем этаже Тони, смеясь, снимал с очередной девушки чулки.

@темы: фанфик

URL
Комментарии
2012-08-13 в 15:22 

Hartwig Neumann
setting fire to our insides for fun
ник поменяй там в скобочках :3

2012-08-13 в 15:35 

Mai_Sinner
Love is an irresistible desire to be irresistibly desired.
как его поменять?

URL
2012-08-13 в 15:47 

Hartwig Neumann
setting fire to our insides for fun
просто впиши мой новый.

   

memories of nothing

главная